Харьков бандитский книга

Оглавление:

  • Азбука воровского мира Украины: лидеры ОПГ от «А» до «Я» в начале 1990-х. Продолжение: «Б»
  • Криминальный авторитет Батон — Сергей Батозский
  • Такой страницы не существует.
  • Человек не терпит насилия!
  • Бандитский харьков книга


харьков бандитский книга

Демократический рай, главным образом, для бандитского капитала.  На самом деле все отношения Батона с врачом начались в Харькове, где Батону. Серия вооруженных бандитских нападений в Харькове, последнее из которых закончилось убийством, упорно не расследуется местной милицией. или пленению целого ряда фигур — бандитского отребья — в условиях Кавказа.  — Ваша книга “Альфа” — моя судьба” начинается с описания событий го года в./

Хронология действий преступников известна с точностью до минуты. Возвращаясь из столицы, Черномаз вез 20 тысяч долларов, мобильный телефон, документы и сумку с личными вещами. Мужчина только успел перейти привокзальную площадь, как на него набросились злоумышленники. Около часа ночи Александра Черномаза привезли — уже без денег, телефона, документов и сумки — в приемное отделение больницы скорой помощи им. Привезли, как констатировали врачи, уже мертвого. Мужчину жестоко избили, на его теле не осталось живого места, конечности поломаны, сломано даже основание черепа.

Те, кто похитили и избили Черномаза, наверное, перестарались, поэтому и поспешили отвезти его в больницу. Хватило, как уверяет сестра погибшего, его заявления, что он является помощником депутата.

Никто его не задержал, не опросил. Машина также принадлежала и принадлежит ему. На сегодня никто не арестован и в розыск не объявлен, — говорит Ирина Черномаз.

Банда Джонсона проявила себя еще в декабре года во время кровавой массовой драки на улице Клочковской. Боевым командиром этого отряда был сам Джонсон. Губернатор Харьковщины Михаил Добкин и мэр Харькова Геннадий Кернес В пользу этой версии говорит и то, что следствие почему-то так и не смогло определить инициаторов драки на Клочковской.

А за нанесение телесных повреждений и нарушение общественного порядка восемь задержанных пикетчиков-боевиков были осуждены только условно. При этом Михайличенко вообще избежал суда: Харьковские СМИ вспоминали подробности этой истории в феврале года, после того как правоохранители задержали Михайличенко на съемной квартире на Салтовке. Разыскивали его за другое преступление — нападение в июле го на депутата Московского райсовета Харькова от Партии регионов Олега Медведева, которому отрезали уши, нос и изрезали ягодицы.

Также Развадовский сообщил, за что изувечили Медведева: В марте года тогдашний министр внутренних дел Юрий Луценко сообщил: Имея какие-то доли с каких-то не очень серьезных коммерсантов, Фека мог себе позволить достаточно часто появляться в ресторанах, где, как правило, вел себя шумно и развязно, что достаточно плохо гармонировало с его уже почтенным возрастом.

Он остался все таким же любителем девочек, впрочем, эти девочки уже не платили ему взаимностью.

Группировка Ефима после ареста лидера фактически распалась, финансовые дела Ефимова пошли под гору. Что же касается Седюка-старшего, то после его ареста в начале года о нем в бандитском Петербурге никто ничего не слышал. В июле года он звонил автору этих строк в Агентство журналистских расследований, не дозвонился, обещал перезвонить, но так больше и не проявился. То есть в этом направлении явно начала просматриваться тенденция приближения к легальному бизнесу — на деле это выливалось в интересный симбиоз бизнеса легального и нелегального.

Многие видные бандитские авторитеты во второй половине х годов стали, не стесняясь, представляться коммерсантами и бизнесменами, что, конечно, не очень согласовывалось с чисто уголовными традициями. К таким лидерам относятся и Владимир Кумарин, и Валерий Ледовских, и Константин Яковлев Могила , и братья Гавриленковы собственно говоря, после гибели 30 июня года Степаныча-старшего остался только младший брат, Виктор Гавриленков, который предпочитает не появляться в Питере, опасаясь, что и его добьют и Александр Ефимов Фима-банщик , и многие-многие другие.

Эти офицеры принесли свои извинения Кумарину, а он согласился не доводить дело до суда.

Книга Бандитский Петербург: 10 грн. - Книги / журналы Харьков на Olx

В тенденции переквалифицирования бандитов в бизнесменов интересен психологический аспект. Правда, это мнение не разделяет голодная бандитская молодежь, которая полагает, что можно быть либо барыгами, либо братанами.

И если человек стал барыгой, то он, несмотря ни на какие прошлые заслуги, должен платить братанам. Однако у большинства авторитетов, приблизившихся вплотную к легальному бизнесу, достаточно сил, чтобы оборонять свое с такими муками выстроившееся дело. Костя Могила, например, еще в году говорил: Его родители относились к старой питерской интеллигенции, отца в свое время репрессировали, как врага народа и выпустили из лагеря только в году. Позже отец Константина стал директором крупного научно-исследовательского института всесоюзного значения.

Сам Константин с детства занимался спортом — вольной борьбой, в которой он достиг уровня кандидата в мастера спорта. Интересно, что дед Яковлева был русским офицером, служил до революции в Кирасирском полку, а после революции стал проповедником Церкви евангельских крестьян. Поначалу Костя Могила каскадерничал — вместе со своим приятелем Евгением Топоровым и еще несколькими спортивными ребятами они кочевали по разным студиям Советского Союза как шабашники Топоров был самым близким другом Константина, который впоследствии очень переживал, когда Евгения убили в Швеции — в начале х годов.

В начале х Костя был известен тем, что работал перевозчиком денег от крупных цеховиков из Сухуми и Тбилиси. Деньги ему доверялись по тем временам огромные — он перевозил из города в город по тысяч рублей. Постепенно Яковлев начинал крутиться на других темах, хотя долгое время и работал один. В то время Кудряшов был дольщиком Малышева.

Яковлева и Кудряшова очень часто отождествляли и говорили даже, что у них единый коллектив, однако это не соответствовало действительности. Просто Могилу и Пашу Кудряшова связывали чисто человеческие и дружеские отношения. Собственный коллектив у Могилы сформировался более-менее лишь в году. Занять устойчивое положение в бандитском Петербурге Яковлеву помогло то обстоятельство, что он практически с детства знал многих будущих авторитетов — они все крутились в Московском районе, родном районе Могилы.

Однако пока он сидел, в его коллективе начались брожения — в частности, один из его людей, некий Игорь Кувалда бывший боксер захотел большей самостоятельности. Его стремление к сепаратизму вылилось в покушение на Могилу в году. Тогда еще у Яковлева был офис на Варшавской улице. Жизнь Яковлеву спасла его хорошая реакция — когда киллер зашел в кабинет, достал ствол и начал стрелять, Могила успел упасть за стол, потянулся к помповому ружью, но оказалось, что оно лежало в другом месте, не там, где обычно.

Киллер успел смертельно ранить двух людей Могилы, но потом его все же удалось задержать. С тех пор Могила сделал соответствующие выводы, усилил службу собственной безопасности и вылавливает киллеров с периодичностью раз в полгода.

Где-то с года Костя Могила стал все чаще появляться в официальных местах, в обществе легальных предпринимателей. Интересы Яковлева распространились на банковскую сферу и на сферу средств массовой информации. Впоследствии Яковлев еще больше укрепил свои позиции в сфере регионального телевидения. Однако он дипломатично отказывался, умудряясь при этом не оскорблять предлагающих. Известно, что у Могилы чрезвычайно теплые отношения с одним из самых уважаемых в России воров в законе — с Дедушкой Хасаном.

Поговаривали, кстати, что в Питер Хасана подтащил не кто иной, как Могила. Такая версия была озвучена в одной из газет Питера, а в самом городе кое-где на набережных и на стенах домов даже появились надписи: Все это создало вокруг Яковлева чрезвычайно нервозную обстановку. Как сказал один пожилой уже и много повидавший на своем веку делец: Самым выгодным видом бизнеса в России становилась не торговля оружием, наркотиками или, скажем, бензином, а торговля властью.

Чиновник, получавший мизерную государственную зарплату, мог способствовать принятию решения на высоком уровне по какому-то вопросу — и некая коммерческая структура имела баснословный навар.

Но тот же чиновник мог и затормозить решение вопроса, и вместо навара получались сплошные убытки. Для осуществления отмывки и сбережения нечестно нажитых капиталов неплохо подходили как раз представители бандитской элиты — по крайней мере, те из них, кто уже осознал необходимость изменения собственного имиджа.

Бандиты же точнее, некоторые их лидеры , идя навстречу чиновникам, решали не только вопросы упрочения собственного общественного статуса и собственной безопасности кто посмеет разрабатывать ближайшую связь крупного начальника?

Во второй половине х годов этот контакт стал настолько неразрывным и очевидным, что многие официальные должностные лица уже даже перестали стесняться своих компрометирующих как сказали бы раньше связей. Стоит ли при всем при этом удивляться, что в году был осужден на несколько лет лишения свободы бывший заместитель бывшего мэра Петербурга Собчака Лев Савенков?

Будучи заместителем мэра по торговле, Савенков занимался, ни много ни мало, контрабандой, и не в одиночку, а в весьма достойной компании. Следовательно, и говорить о какой-то стратегии и тактике борьбы с этим явлением, не получавшим никакой законодательной оценки, не приходилось. Присутствовавшая в УК статья о взятке позволяла пресекать лишь очень узкое и, пожалуй, самое примитивное проявление коррупции — серьезные люди еще в первой половине х годов стали отказываться от практики принятия конвертов с деньгами.

Возможно, господин Густов просто хотел окружить себя людьми не только умными и с деловой хваткой, но и, что называется, бывалыми, знающими жизнь во всех ее проявлениях. Будучи воспитанным в интеллигентной семье, Шустер после школы поступил в ЛИСИ, однако после второго курса ушел в армию.

К тому времени он уже был мастером спорта СССР по дзюдо, поэтому служил в самом Ленинграде в спортивном подразделении. Летом года Олег Шустер выписался из своей квартиры, так как собирался выехать вместе с женой и дочерью на постоянное место жительства в Израиль, куда уже эмигрировали родители. У него уже были на руках выездная виза и авиабилет от Москвы до Варшавы на 24 сентября года.

Мой аккаунт

Однако 13 сентября утром Шустер был задержан милицией, и в тот же день на основе материалов 6-го Управления ГУВД было возбуждено уголовное дело о вымогательстве. По некоторым данным, еще до морвокзальной эпопеи Шустер был ломщиком и картежником — у него неплохо получалось изображать из себя на катранах мальчика-лоха из приличной еврейской семьи.

В июне года суд приговорил Шустера к полутора годам условно, с конфискацией и обязательным привлечением к исправительному труду на этот срок. Далее карьера бизнесмена Шустера шла только по восходящей. К году он, как руководитель и учредитель, имел отношение к целому ряду коммерческих предприятий.

Во второй половине х годов Шустер уже был настолько богатым человеком, что мог позволить себе пригласить знаменитого иллюзиониста Дэвида Копперфильда на свадьбу своего младшего брата Михаила. Ведь если у какого-либо гражданина обворуют квартиру или угонят машину, он обратится в милицию и напишет заявление. А вот если обворуют целый субъект Федерации — никто, как правило, ни с какими заявлениями в правоохранительные органы не торопится.

Все происходит гораздо более цивилизованно. Скажем, на бюджетном финансировании находятся какие-либо учреждения, куда положено поставлять определенные продукты питания. Их можно закупать по более низкой цене, а можно — по чуть более высокой, но у одной фирмы или у сети родственных фирм, которые как раз сами-то покупают эти продукты там, где дешевле.

Только не стоит потом удивляться задержкам выплат пенсий и зарплат учителям, врачам и инженерам… Приведенная выше схема — одна из самых простых, а их существует множество — например, когда строительство каких-либо объектов на бюджетные средства ведут частные фирмы. Во второй половине х годов братва уже настолько хорошо освоила Питер, что ей стали нужны новые объекты применения накопленных сил.

И такие объекты нашлись очень быстро — в Ленинградской области, вообще в Северо-Западном регионе России. Освоение области идет стремительными темпами, поскольку братва использует вовсю накопленный опыт, а государство не располагает силами и средствами для того, чтобы остановить экономическую экспансию организованной преступности. А ведь Ленобласть — это строительство новых портов, заводов, транспортных развязок… Сотрудники же правоохранительных органов, те, которые вроде бы должны были бороться с наступлением городских бандитов, объяснили вялость своих усилий просто: Как Вам нравится, Уважаемый Читатель, например, такая душераздирающая история: И есть в этом городе, как положено, глава администрации и местное депутатское Собрание.

Народ в этом депутатском Собрании, правда, подобрался довольно пестрый — но этому-то обстоятельству в России перестали удивляться уже давно… Привыкли люди к тому, что бандиты часто идут в законодательную власть разных уровней — а чего ж не идти, если деньги есть и сила и требуется позарез общественный статус?

Вот и в том приграничном городе стали депутатами граждане, которые занимались ранее совсем другим видом деятельности, не законотворческим, а скорее — наоборот. Серьезное столкновение вышло, поскольку задетыми оказались экономические интересы братьев. Как известно, экономические конфликты — они самыми кровавыми бывают, кровь ведь льют, когда есть из-за чего стараться… И сказали братья-братаны мэру: У тебя и у твоей семьи.

Ты ведь здесь — как на ладони, известно, где живешь, куда и когда ходишь… Смотри, милый, как бы не умыться тебе слезами. Знал мэр, что братья — люди серьезные, просто так словами бросаться не будут, а потому поверил, что угроза — нешуточная.

Понял он, что без защиты не обойтись. И как Вы думаете, Уважаемый Читатель, куда же обратился наш герой за помощью?

А вот и нет — не верил он, видать, в возможности доблестных правоохранительных органов, так же как и в действенность международной поддержки. Известно, что из любого кризиса есть два пути — резко вниз и резко вверх. Вообще, как рассказывал однажды в приступе откровенности один весьма неглупый бандитский авторитет: По одной из версий она, кстати, была даже озвучена сотрудницей пресс-центра РУОПа Мариной Козловой , покушение на Кумарина организовали свои же.

Война — это вообще штука, конечно, увлекательная, но очень убыточная — и для победителей, и для побежденных. Нет, конечно, совсем стрельба в Питере не стихла, но по сравнению с предыдущими годами ее стало меньше. И в результате их коллектив, консолидируясь все больше и больше, вышел на качественно новый уровень, представляя собой силу не только неформально-физическую, но и экономическую, и политическую.

Возможно, предложенная схема и несовременна совершенных и абсолютно точных схем вообще не бывает — и тем не менее она не кажется бредом экспертов из правоохранительных органов, а потому впечатляет. Причин, как всегда, много. Во-первых, с года шло постоянное устранение конкурентов — часть из них гибла, кого-то арестовывали и т.

В-третьих, шло быстрое наращивание капитала и его удачное вложение — к году, например, разные представители коллектива в совокупности контролировали практически весь бензиновый бизнес региона. Во всем мире борьба с организованной преступностью идет через подрыв ее финансовой основы и с уделением особого внимания лидерам и их коррумпированным связям.

Об этом человеке хочется поговорить поподробнее. Авторское отступление У меня очень сложное личное отношение к Кумарину, хотя именно личным оно стало лишь весной-летом года, когда мы познакомились. Предваряя его, хотелось бы сказать следующее: Герой в том смысле, что он, может быть лучше и быстрее других уловил, какие возможности дает новое для страны время, и сумел воспользоваться этими возможностями.

К лету года в Петербурге имя Кумарина было, наверное, знакомо практически почти всей дееспособной части населения — это может нравиться или не нравиться, но это так.

Я давно хотел побеседовать с Кумариным, чтобы удовлетворить свое естественное журналистское любопытство, но специально встречи не искал. Более того, я был уверен, что сам Кумарин на контакт не пойдет и нормального разговора у нас с ним не получится. Мы обменялись координатами и договорились созвониться и встретиться, чтобы побеседовать поподробнее.

Вторая встреча состоялась в конце мая в резиденции Кумарина по адресу Вязовая, 4. На дверях особняка висела доска желтого металла, удостоверявшая, что в этом доме находится приемная депутата Государственной Думы Михаила Ивановича Глушенко. В ходе этой второй встречи я и предложил Кумарину сделать интервью с ним — точнее, предложил ему рассказать о своей жизни, рассказать то, что он сам сочтет нужным. Предвижу, что найдется немало возмущенных представителей общественности, которые скажут, что я воспеваю Кумарина, рекламирую его, даю ему возможность улучшить имидж, и что я, скорее всего, делаю это не за бесплатно.

Скачать Инстаграмм рамка шаблон

Упреждая эти высказывания, отвечаю: Купить меня он не пытался, по крайней мере даже не заводил об этом речь. Я просто искренне считаю, что в каком-то смысле Кумарин к году стал уже фигурой исторической, и поэтому его собственный рассказ-автобиография также может рассматриваться как исторический документ.

В конце концов, ведь и я не поп, и Кумарин мне не исповедовался. Впрочем, мне показалось, что он все же хотел мне что-то объяснить, он в каком-то смысле полемизировал со мной. У нас состоялось около восьми встреч — я записывал его рассказ в тетрадку от руки, он не хотел, чтобы я пользовался диктофоном.

В конце работы, когда я принес ему два распечатанных экземпляра его рассказа, на каждой странице одного расписался он, на другом — я. Несмотря на отсутствие руки, Кумарин был в прекрасной физической форме, он вообще, как я понял, следит за собой, одевается чисто и очень элегантно.

Говорит он неторопливо, как правило, взвешивает свои слова. Ну и кроме того, он делал скидку на то, что я записывал все от руки. Впрочем, иногда Кумарин увлекался и его рассказ становился более эмоциональным. Матерные выражения он, конечно, как и всякий нормальный русский мужик, употребляет, но в меру, не при женщинах и не больше, чем, скажем, я сам.

Вообще, он показался мне похожим именно на мужика — на справного такого мужика, рачительного хозяина, у которого забот полон рот, но которому заботы эти по-настоящему нравятся, потому что благодаря им, заботам, и идет приумножение хозяйства. Он очень любит показывать, где собирается строить вертолетную площадку, где — фонтан, где — пристань. Речь Кумарина логична, достаточно грамотна, вообще — его интересно слушать, он хороший рассказчик. Кумарин часто улыбается, он не обделен чувством юмора, причем подначки у него достаточно своеобразные.

Однажды, когда я пришел на очередную встречу, Кумарин был занят. Ожидая, пока он освободится, я предложил сыграть партию в нарды Михаилу Глущенко. Играли на деньги, партия по 50 рублей, и я вскоре проиграл Попытался отдать — не берет, и Кумарин не берет, и Глушенко.

На следующей встрече я все же выложил деньги на стол и сказал: Мы сыграли, и я отыгрался. Кумарин, видимо, запомнил эту историю.

Спустя пару встреч мы поехали с ним покататься по заливу на его новом огромном катере — опробовать покупку.

Код Золотой книги - Юрий Козловский - Google Books

Кроме Кумарина и меня, на борту было еще человек пять. Когда время подходило к обеденному, экипаж прямо на борту начал жарить шашлыки. Мы оба рассмеялись, но 20 рублей я ему все же дал.

Поскольку встречи наши проходили с большими перерывами Кумарин, например, ездил во Францию на матчи чемпионата мира , его рассказ завершился лишь к середине августа года. Тогда же он сказал мне, что впервые вступил в официальную должность — стал вице-президентом Петербургской топливной компании. Рассказал он и о том, что сменил фамилию, взял девичью фамилию матери. Мне показалось, что он действительно вышел на абсолютно новый этап в своей жизни, в котором еще не совсем освоился.

Так, наверное, не бывает — в жизни все очень сложно, и прошлое иногда имеет столько же власти над человеком, как и настоящее… По большому счету, я так до конца и не понял, почему Кумарин согласился на мое предложение рассказать о своей жизни. Несколько раз он говорил, что для него самым выгодным было бы просто отсутствие любых упоминаний о нем — чтобы забыли, хотя бы на какое-то время, чтобы его фигура перестала быть такой одиозной… Вместе с тем в нем явно ощущалась потребность высказаться, донести до широкой аудитории свое видение собственной роли и в прошлом, и на новом этапе его биографии.

Как бы там ни было, я считаю, что, записав рассказ Кумарина о его жизни, я поймал улыбку своей журналистской удачи. Надеюсь, что рассказ этот будет интересен и Вам, Уважаемый Читатель, вне зависимости от Вашего отношения к рассказчику… Кумарин: Родственники рассказывали, что когда моя мама поняла, что у нее начинаются роды, ее повезли на лошади в соседнюю деревню, потому что там был фельдшер.

По дороге она меня и родила. Возница перевязал пупок, как умел, а умел он все-таки не очень хорошо, поэтому у меня у маленького был очень большой пупок. Мать моя была простой деревенской женщиной, работала дояркой, в поле, отец был комбайнером и механизатором. Дом наш своими руками срубил. А вот дядька у меня был знаменитый, кавалер ордена Ленина. Он был председателем колхоза, и однажды его колхоз занял 3-е место в Советском Союзе по урожаю.

За это ему орден и дали. Родственников у меня вообще много. На самом деле сейчас в Питере действительно находится мой племянник, и он учится на юридическом факультете, куда поступил без всякой помощи, поскольку он школу с золотой медалью закончил. Да что говорить, если в нашей деревне всего две фамилии и были — Кумарины и Ерохины.

Сейчас вот ходят слухи они возникают в том числе и не без помощи некоторых книжек , что я чуть ли не еврейского происхождения и поэтому у меня легко складывались отношения со многими коммерсантами-евреями. Мне это просто смешно, потому что на самом-то деле я первый раз живого еврея увидел очень поздно — откуда им было взяться у нас, в Тамбовской области. Деревня у нас была очень дружная, выпивали люди, конечно, но нельзя сказать, что наша деревня была алкоголической. Жили дружно, и чужому горю никто не был рад.

Все про всех, конечно, знали. Потому что и деревня-то состояла из домов пятнадцати. Места у нас там замечательные, недалеко начинается река Алабушка, а она впадает в реку Ворону.

Так вот эта Ворона — самая чистая река была в то время, когда я был мальчишкой. Помню, приезжали как-то чехи, предлагали, давайте мы почистим дно реки, а все, что найдем на дне, заберем себе. На самом деле они хотели забрать себе мореный дуб. Он там, на дне, века лежит, в походах когда-то мы его со дна доставали, обычной пилой его не распилишь, а если сунуть конец бревна в костер, то он горит синим пламенем. Недалеко от нас, кстати, находится место, откуда Петр брал лес для постройки своих кораблей.

Детство у меня было самым обычным. Озорничали, лазали по садам. Помню, боялись очень бабку, у которой были вкусные яблоки в саду, а она говорила, что ввела в эти яблоки яд, чтобы ребятня их не тащила. Учился я хорошо, с 1-го по 4-й класс был в школе-интернате соседней деревни и ходил пешком даже зимой, туда по четыре километра в один конец — маленькому, когда заносило дороги, это было, конечно, тяжело.

Мы росли очень здоровыми, летом деревня на деревню играли в футбол. В то время прямо в полях ставили такие будочки, в которых выдавали мячи, сетки, разный другой инвентарь.

Мы футбольное поле размечали известью и играли. А там до меня жил Юрий Щекочихин, который сейчас стал знаменитым журналистом и депутатом Госдумы. Мне потом девчонки писали со всего Советского Союза. В то время я очень хотел учиться, хотел окончить институт.

Это была мечта отца и матери, чтобы я уехал в город, они-то всю жизнь работали очень тяжело. В Уварове я много занимался спортом, всем понемногу. В 9-м классе увлекся боксом, но мне сломали однажды зубы, потом много играл в футбол, выступал за школу и за город. Даже ездил на соревнования в Воронеж и Тамбов.

После школы я поступил в училище, где подготавливали профессиональных водителей, очень увлекся автомобилями. Нас готовили очень хорошо, даже посылали на практику в Ульяновск, на УАЗ. Я был очень крепким парнем, в Уварове я научился крутить солнышко на турнике и подтягивался 55 раз двумя руками, одной левой пять раз, а на одной правой три раза.

Левая у меня сильнее была. У меня, кстати, и родственники все очень крепкие люди. Вот дядька у меня был, он в 42 года умер. Так он до самой смерти на одной руке мог подтянуться. Была, конечно, у меня в то время и первая любовь. Но я всегда был человеком достаточно сдержанным. Может быть, потому, что еще в детстве, в школе, сильное впечатление на меня произвел рассказ учителя о том, что все состоит из молекул, и мне стало казаться, что как человек может наблюдать молекулы, так и за человеком может кто-то наблюдать.

Поэтому я думаю, что та, к которой я питал первые чувства, так и не узнала ничего о них. Служил в автомобильном батальоне танковой дивизии. Перед армией я пытался поступить в Институт киноинженеров, но не поступил. И поэтому попал в армию. А почему я хотел в Институт киноинженеров поступить? Потому что этот же институт заканчивал мой родственник, троюродный брат, который работал потом в Переславль-Залесском на заводе по производству фотобумаги. И именно туда, в Переславль-Залесский, я попал на химию.

Впрочем, не буду забегать вперед, расскажу по порядку. После армии я поехал снова в Питер, чтобы поступать в институт. Приехал заранее, потому что знал, что после армии в деревне к вступительным экзаменам мне не подготовиться.

А в Ленинграде у меня был еще один родственник, который работал сварщиком на Заводе имени Ленина. И он пригласил меня сыграть в футбол за их цех. Я сыграл, и тренер заводской команды сразу предложил мне играть за завод. Однако я успешно сдал экзамены, мне дали койку в общежитии на Петроградской стороне.

моды для слрр русские машины

Сначала я играл и за завод, и за институт, а потом только за институт. Дважды от института я ездил командиром студенческого строительного отряда, один раз — мастером отряда. Мы работали в Гатчинском районе. В первом стройотряде я женился, но мы прожили год и потом развелись. Учился я нормально, задолжностей никаких до момента непосредственного ухода из института не имел.

А потом уже началось самое интересное. Меня отчислили за неуспеваемость, потому что я перестал ходить в институт. Мы обеспечивали безопасность в кафе, улаживали конфликты, в общем были вышибалами. Там появлялось много интересных людей, и мы, конечно, с ними общались.

Nba live mobile секреты

Тогда мы познакомились и с Новоселовым, нынешним заместителем председателя Законодательного собрания Петербурга. Впрочем, эти знакомства были шапочные, они ни к чему не обязывали. Мы друг друга знали, но не общались. В то время только-только начинали открываться и расцветать первые бары.

Конечно, появились и деньги, а как следствие, и взгляды на многие вещи поменялись. Каждый день происходили какие-то конфликты, и маленькие и большие, особенно поначалу. Кстати, забавно, но ведь действительно я устраивался на работу с трудовой книжкой колхозника. Мы все варились в одном котле. И вот кто работал в этих барах, все поддерживали между собой хорошие отношения, у нас была своеобразная корпоративная солидарность.

Когда из института я ушел, то прописку потерял и был вынужден жениться. Но это был фиктивный брак, просто мне надо было как-то устраиваться. Там была самая лучшая в городе дискотека. Вход на дискотеку был платный, билеты стоили три рубля, но некоторые платить не хотели, и нам приходилось все это урегулировывать. Дрались, конечно, но проходило без уголовщины.

В те времена самым страшным оружием были палки, ножи, кастеты. А огнестрельное оружие было очень большой редкостью. И тот, кто его порезал, он вроде был из компании Феоктистова. Когда это случилось, все, стоявшие на воротах в барах, собрались и стали искать обидчика. С Феоктистовым разговор был никакой, но в конце концов того, кто порезал Столярова, посадили. Все это происходило в году, перед Олимпиадой. Сам Столяров был когда-то боксером, поэтому разбираться за него собралась очень большая компания.

Но поскольку боксом занимались и многие милиционеры, то в результате они и повлияли — пусть уж лучше уголовное дело возникнет, чем люди по-своему разберутся. Там было заведено несколько уголовных дел, но не на меня, а на других работников. В конце года в Питере прогремело первое убийство — бывшего боксера Федорова. А я с ним раньше поддерживал очень тесные отношения. Убили его из обреза, а поскольку я сам выходец из деревни, да еще из такой боевой Тамбовской губернии где до сих пор помнят об Антоновском восстании , то многие посчитали, что Федорова мог убить я.

В начале года меня дернули в милицию, начали допрашивать, а потом сработали чисто по-милицейски, провели обыск дома, нашли 9 мелкокалиберных патронов. А у меня в то время уже жена была и ребенок шестимесячный. Ну, про патроны я сказал, что нашел их и принес домой, но еще нашли у меня одну бумажку, из-за которой обвинили меня в подделке документов.

Мы приобрели такой талон, впечатали туда, что, мол, разрешается ездить со скоростью свыше ста километров в час… Плюс ко всему вменили мне еще и две х, ранее закрытых. Постаралась это все организовать целая группа товарищей, тех самых, кстати, которые собирались вместе когда-то, чтобы разобраться по Столярову.

В первом эпизоде я якобы ограбил и избил двух мастеров спорта международного класса по борьбе. Этот эпизод полностью ушел потому, что один из этих международников в тот вечер, когда его ограбили и избили, звонил по 02 и говорил, что ограбили и избили его в милиции, в м отделении. Звонок был зафиксирован, это меня и спасло. Потом парень-международник рассказывал, как его заставляли меня опознать, а он не опознавал, Второй эпизод: И якобы я во всем этом участвовал.

Но потом этого парня — потерпевшего — увидели в той самой кожаной куртке, которую с него якобы сняли. И статью мне поэтому изменили на хулиганку. Поэтому и судили меня за хулиганство, за хранение патронов и за поддельное удостоверение. Получил я три года строек народного хозяйства. Этапом через Ярославскую тюрьму переправили меня в Переславль-Залесский.

На этапе все нормально было, правда, в Ярославской тюрьме случилось несколько конфликтных ситуаций, я там вроде как был даже организатором бунта — червивую кашу нам давали, а мы ее есть отказывались. Меня вообще-то должны были на химию отправить рядом с Коммунаром, но что-то не получилось. А все это время в городе ходили слухи, что на самом-то деле посадили меня за убийство Федорова. Поэтому жути было нагнано много, с тех пор так и считают, что я страшный человек.

В году я вернулся в Питер через УДО условно-досрочное освобождение. Устроился в бар на Гражданском, 8. В том районе пол-"Зенита" жило. Мы играли в футбол с Желудковым и Ларионовым.

Руководство на сварочный полуавтомат пду 201 у3 200 кемпи турбо

Даже участвовали в первенстве города по мини-футболу. Заняли второе место из двухсот команд. А те, кто первое место занял, поехали на чемпионат Союза и заняли там третье место. Некрасовский рынок, автовокзалы, другие места. Кстати говоря, те, кто голосовал, чтобы меня посадили, они тоже отдали свои места.

А наперстки — это же настоящий станок, причем в те времена это не было уголовно наказуемым. Каждый день выбирали одного, с уже оплаченной квитанцией на пятидесятирублевый штраф. Он выходил из отделения после задержания и крутил все по новой.

Доходы у нас были большими, намного больше, чем в баре. Были дни, когда мы на всех зарабатывали до десяти тысяч рублей. Я вообще человек по природе своей достаточно азартный и любил играть в карты.

Мир игроков — это вообще очень интересный мир. Однажды в году я выиграл 30 тысяч рублей. Кстати говоря, для того чтобы выиграть в карты, не обязательно хорошо играть. Главное — это элементы хитрости, на которых можно подловить партнера. Хотя на самом деле все не столько в этих элементах хитрости заключается, сколько в том, чтобы самого партнера найти такого, какого надо.

Как раньше говорили — найти лоха. Однажды я заехал в один бар перед самым закрытием, сели мы играть с торгашом, девочка приготавливала нам кофе, я шепнул ей на ушко: Она все так и сделала, а у торгаша, с которым я играл, были очень толстые очки, я в этих очках видел отражение карт, которые у него были на руках. Так что он даже не понял, как его обыграли.

Я просто помог устроиться ему на работу на этот куст, а субординативно мы не были связаны с ним. Отношения у нас с ним были нормальные, я вообще человек компанейский, но близких друзей у меня не очень много, их по пальцам можно пересчитать.

Правда, когда дела идут хорошо, тогда количество друзей увеличивается в геометрической прогрессии. Но это все не дружба, а так называемая дружба. Что же касается настоящих близких, то я за все годы никого не потерял, с некоторыми мы, может быть, стали видеться чуть реже. Там все ведь достаточно случайно вышло. Между прочим, Бройлер и Крымский, они ведь вместе были, из одного коллектива.

Присутствовало там и оружие, какой-то автомат, но вовсе не Глущенко на него ходил грудью. А я вообще там отсутствовал, я спал в то время. Мне уже позже позвонили и сказали, что там произошло.

В Девяткине-то как получилось на самом деле — свои убили своего. В это время в городе уже многое замыкалось на меня. Все ведь считали, что я отсидел за убийство. Это обстоятельство давило на многих, а тогда как раз началось развитие кооперативного движения.

Вот ко мне и начали обращаться за помощью разные люди. Так все к нам и полезли сами. Хотя было, конечно, и такое, что людей искусственно заманивали, не буду отрицать. А потом случилась такая история: И сразу возникла сплетня, будто я наезжаю на этот кооператив и чуть ли не на жену Горбачевского, а потом я еще встретился с одним парнем, он из Молдавии приехал.

А в то самое время случилась интересная история: Этих ребят искали по всему Питеру, а по ориентировке у той машины были московские номера. У парня, с которым я встречался, машина была с молдавскими номерами, но они тоже начинались на букву "м", и поэтому его автомобиль попал под милицейскую наружку. А в машине куртка осталась с моей записной книжкой.

Ну, видимо, Горбачевский и решил, что я уже чуть ли не начал в отношении его какую-то собственную разработку вести. Горбачевский дал соответствующие указания в ОРБ, и пошло-поехало. Двое спекулянтов что-то не поделили между собой, по-моему, бриллиант они не могли поделить.

Меня позвали помочь разобраться в ситуации. Но обо всем об этом узнали в ОРБ. Конкретно Николай Николаевич узнал. Есть такой сотрудник, который как раз лидерами преступных сообществ занимается. Он вызвал этих спекулянтов к себе, и они ему такого наговорили, что меня сразу начали искать. Собственно говоря, вся эта ситуация меня спровоцировала на бега, я скрывался, а Невзоров каждый день новый репортаж выпускал. Что же касается тех спекулянтов, то они впоследствии из потерпевших перешли в обвиняемые и были осуждены.

На самом деле ей проломили голову гораздо позже, и она должна была участвовать в процессе тех самых спекулянтов, которые не могли поделить бриллиант — наши дела были разъединены.

Все то время, что я сидел, продолжали выходить репортажи Невзорова, а люди в ОРБ получили новые звания. Именно там я встретил путч года. Содержали нас там строго, и какие-то новости с воли мы получали редко.

И одну газету передавали из камеры в камеру, проверяя при этом, нет ли каких-то пометок или точечек наколотых. Ни радио, ни телевидения, естественно, не было. Там вообще мыло шилом протыкали, сыр, который был в передачах, разрезали ломтиками. И вот, помню, в августе, за некоторое время до самого путча, в тюрьме начались какие-то активные приготовления.

Наверху, над прогулочными двориками, натянули двойные сетки, красили стены. Такое ощущение было, будто готовились принять большое начальство. Там один надзиратель был — приятный парень, он в Университете учился, с ним иногда удавалось перекинуться парой фраз. И вот однажды он шепнул: Тут мы и смекнули, для кого могла вестись подготовка в нашей тюрьме и в связи с какими событиями. Я все время, пока сидел, старался поддерживать себя в хорошей форме.

Тренировался и вел такой специальный дневник тренировок. Фиксировал количество разных упражнений и показатели. Например, я постепенно довел высоту своих прыжков с места до 1 метра 30 сантиметров. Я тогда в одной камере с Феоктистовым сидел, он измерял высоту моих прыжков. Теперь из-за столиков повскакивали все посетители и окружили спорщиков. Максим Курочкин по кличке Макс Батон снова оказался победителем, но теперь уже речь шла о больших бабках, начались выяснения, а вскоре вспыхнула драка, в которую ввязались все — сам Батон, чеченцы, Килешев, Гладковы, Курочкин и их охранники.

Эти охранники выхватили пистолеты и открыли стрельбу. Но Килешев и один из чеченцев, профессиональный боксер, как следует отделали стрелков и отняли пистолеты.

Итог — простреленная рука у одного чеченца, дырки от выстрелов в стенах и на потолке и неминуемый приезд милиции. Не дожидаясь, пока она приедет, все постарались разбежаться. На следующий день один из братьев Гладковых решил по-доброму уладить конфликт.

Чеченцу за простреленную руку заплатили десять тысяч долларов. Ранение в мягкую ткань, чеченец согласился, с ним конфликт уладили. Ровно через четыре дня на Фрунзенской прозвучали выстрелы, и криминальный авторитет Батон был убит.

Как и все криминалы, кого призывали в те годы оракулы демократии встать под знамена вновь рожденного капитализма, Батон перенацелил свои накопления в деловые перспективы, открывшиеся при новом режиме. И взял делового суверенитета ровно столько, сколько смог. От прошлой славы постарался отделаться, в новой жизни выгодно выглядеть добропорядочным гражданином с легальными доходами и безупречной репутацией.

Но прошлое держит цепко. Батона расстреляли в лучших уголовных традициях преступного мира. В том-то и дело, что нет. Очередная коммерческая разборка с расстрелом вряд ли привлекла бы наше внимание.

Таких дел сегодня невпроворот. Расстрел Батона интересен тем, что этот, с позволения, предприниматель, заделавшись российским капиталистом новой формации, не изменил своим блатным приверженностям проводить время в привычном кругу веселых соратников из прошлой жизни и поплатился за эту привычку.

Чем и создал казус для следователей — может, его расстреляли за профессионально-коммерческую деятельность? Среда, где зарождался первоначальный капитал Батона, надо полагать, до сих пор служит истоком новых первоначальных инициатив его последователей. Но чтобы это понять, стоит полистать уголовное дело по расстрелу Батозского.

А дело это при приближенном рассмотрении оказывается детективом низкого пошиба. Потому заранее предупреждаем — детективы не обязательно бывают увлекательны… В декабре года предприниматель Батозский обратился в милицию с жалобой о том, что совершено покушение на его персону.

Произошло это якобы при следующих обстоятельствах. Он проживал на Фрунзенской набережной. И на повороте в его машину выстрелили. Пуля от пистолета ТТ, пробив заднюю стенку машины, застряла в корпусе плиты. Хотя зачем богатому человеку с элитной евроквартирой таскать с собой в багажнике старую негодную электроплиту? Оно свелось к тому, что потерпевший назвал предполагаемого убийцу.

По его мнению, мотивом покушения был деловой интерес некого врача-стоматолога, который имел вместе с Батозским долю в стоматологическом бизнесе, и Батозский ему служил помехой к завладению всей собственностью. Человек этот, родом с Украины, учредил в Москве стоматологическую фирму. Но впоследствии Батозский сумел добиться в прокуратуре изменения формулировки обвинения: Дело дошло до МУРа. Там заинтересовались странным событием. Как раз в это время шла работа по ореховской группировке и кличка Батона присутствовала в оперативных учетах.

Правда, речь шла о его связях в этом бандитском сообществе еще во времена Сильвестра. Выяснилось, что Батозский — к тому же еще и Сережа Харьковский, личность на Украине весьма известная, привлекался не раз за криминальные подвиги к ответственности, однажды даже за групповое изнасилование.

Сей субъект имеет массу недвижимости на Украине и в столице России. Много чего записано на его имя: Стоматологические клиники под началом у людей Сильвестра… Чему удивляться, если пломба стоит пять тысяч рублей!

Попробуй врачи нарушить установленную бандитскую таксу. Так что несчастный обыватель недоумевает, когда его одолевает обыкновенная зубная боль, за что его так обдирают?

Демократический рай, главным образом, для бандитского капитала. Отнюдь не заработанного в поте лица… Но это так, небольшое отвлечение от детектива. В МУРе сразу предположили, что вся история с выстрелом — инсценировка. Стреляли очень аккуратно — прямо в запаску, чтобы не повредить дорогую машину, и точно попали в плиту, дурацким образом оказавшуюся в нужное время на нужном месте… Вскоре произошло еще одно странное событие.

Пятый отдел РУБОПа по разработке воров в законе и криминальных авторитетов задержал некоего Александра Ивановича Новоселова — стоматолога по профессии.

Задержали его, когда он выскочил в тренировочных штанах прямо из квартиры, чтобы купить сигареты. При нем немедленно обнаружили пистолет ТТ, который никак не держался в штанах из тонкого сатина, да еще и обнаружили при стоматологе порцию наркоты.

Выглядело все это дико. Пистолет все время выпадал из штанов на мостовую, никак не удавалось его присобачить после обнаружения.

3 Comments